Хотелось бы много чего позитивного сказать про Коктебель, но как-то не задаётся. Может после, когда я подберу менее бюджетный вариант, меня всё устроит. Но в этот раз это местечко показалось уж очень малопривлекательным для культурного отдыха в Крыму. Вышло так, что «дикари» с палатками отдохнули приятнее.

Вид с моря на Коктебель

Вид с моря на Коктебель

В Коктебель я прибыл после похода по морю на вёслах вдоль Арабатки в компании других «пиратов». И пусть нас ожидали не заманчивые таитянки, было чему порадоваться — мы очередной раз отдыхали в доброй компании коллег. По стечению обстоятельств это снова был бывший пионерский лагерь. Жизнь на этой базе и около просто кишела — на прирезанной территории разместились автопутешественники с палатками. Через забор размещались надувные аттракционы, чуть дальше — верблюды напрокат.

Среди обшарпанных деревянных пионерских бунгало наши домики смотрелись новоделом. Хотя это были лишь морские контейнеры, переделанные в апартаменты на два номера. Зато в каждом домике стоял кондиционер, мини-холодильник и минимум мебели. Стоило всё примерно по 400 рублей за койко-место в сутки. Шесть контейнеров, которые мы забронировали, образовали прямоугольник с внутренним двориком, над которым кто-то очень добрый для тени растянул маскировочную сеть. По краям «пираты» украсили её гирляндами из сушеных бычков, пакет которых нам в Геническе продал за копейки дедок, вовремя угощенный пивом.

Пара семей из нашей компании не стали тратиться на «нумера», а с палатками дешево и сердито обосновались на полосе дикого пляжа слева от бухты. Анархия там была полная, кто хотел — тот и нудил. В какой-то из вечеров меня туда занесло на посиделки. Уснул на берегу под шелест волн в своём утепленном пончо. И под утро проскользнувший мимо урод угнал мои сандалики! На обратном пути на базу повредил ногу и мои походы по местным холмам и буеракам накрылись. Пришлось обходиться резиновыми тапками, в которых и заруливал по гальке в море.

Море было всегда рядом. Набережная представляла ассортимент всего и вся — кафешек, магазинов, торговых палаток с сувенирами и всякими забытыми дома мелочами. Немало встречалось и эпических забавных скульптур. К набережной примыкали всякие рынки и торговые улочки, в глубине которых продавались вкусняшки на перекус по бросовым ценам. Что касается конкретно поесть — это надо было поискать что-то внятное. Однажды позавтракал в кафе с приличным интерьером, но с отвратительной едой, переругиванием персонала и шипящим музыкальным сопровождением. На дежурное «Приходите к нам еще!» от официантки, от души протянул «Да ни за что!», и увидел в её глазах грустное понимание.

Божок, дай нам пирожок. На набережной

Божок, дай нам пирожок. На набережной

Отдельной строкой стал банкомат. Располагался он «направо почти до упора и направо к санаториям — там спросите». То есть на такую орду «отдыхаек» был один станок для выдачи денег. Естественно, к нему была очередь как после кино к дамскому туалету. Может где-то в глубине и таился еще один, но аборигены хранили эту тайну под страхом смерти в виде холодца.

Но что-то я всё о грустном, хотя к нему еще вернусь! Компанией отдыхать интереснее — все разбегутся, всё разведают, всем делятся вечером на сборе — уже плюс. Наш лагерь в лагере располагался на отшибе, а потому песнями мы никого не тревожили. Без проблем брали напрокат мангал. Мелкими группками по меняющимся интересам прогуливались с место на место. Разбредаться по пляжу смысла не было. Так что выходишь в незнакомом морском посёлке на пляж, а там кругом свои — тоже приятно. Естественно, на пляже наблюдались всякие бананы и прочие средства водного путешествия.

Банановые всадники

Банановые всадники

Прогулка на шхуне с романтическим названием — от «Пилигрима» до «КЕР0641К» — это обязательная часть программы отдыха в Коктебеле. Шаланды, полные туристов, курсировали вокруг да около Карадагского заповедника.

Прогулка к Карадагу

Прогулка к Карадагу

Экскурсовод тыкал во всякие каменюки, торчащие на горе и из под воды, и давал им названия, вроде «Лягушка» или «Чертова пальца». Нам стало обидно за безымянные глыбы, и мы стали также давать им всякие индейские имена! Возле эмблемы Коктебеля — Золотых Ворот Карадага — наш «круизный лайнер» сделал остановку, предоставив возможность желающим искупаться почти в открытом океане.

Золотые ворота

Золотые ворота

На обратном пути экскурсовод молчал, а мы продолжили рушить инкогнито Карадагских каменюк.

Скалы Карадага

Скалы Карадага

Версий названия Коктебеля множество. Одни мнения имеют привязку к рельефу, другие — к животному миру. Любой порядочный местный гид переведёт с татарского как «кёк-тёбе-эль» — край голубых холмов. Не знаю — холмы как холмы. Однако «тёбель» — уже и звёздочка во лбу. И вроде как серый конь, у которого «а во лбу звезда горит» — «кёк-тёбель» — был вроде как тотемом древнего местного племени. Да кто теперь разберёт? Назвали и назвали.

Вообще в Коктебеле отчасти приятно и забавно — ведь недаром здесь останавливались множество классиков и современников от науки и искусства. Некоторые наши товарищи с подрастающими детками добрались и до музея знаменитого русского поэта Максимилиана Волошина — тот вообще тут жил. Товарищи без деток озадачились винным туризмом на местном заводе марочных вин и коньяков. За прочими музейными прелестями ездили на денёк в Феодосию.

И всё бы было весело и в серпантине, если бы не начали болеть дети. Как-то волной пронеслись проблемы с желудком, вялость, апатия. Постепенно недомогание достало и взрослых. Грешили на «хозяйственную» воду, которую периодически подвозили на базу и сливали в большую цистерну. Опять же душ был ограничен по времени, а желающих было немало — ведь в домиках жило не так много народа, сколько стояло автостопом на условно охраняемой территории. В свои рукомойники мы набирали воду из общего котла — и вот результат. Ребята, которые базировались на диком пляже, пользовались услугами санитарных заведений у набережной — им хоть бы что! Но у нас...

На диком пляже

На диком пляже

Короче, когда почти все разъехались, и мне пришлось перебазироваться в более дешевый номер — я слег. Несколько дней, запланированных на поход в Лисью бухту и по прочим окрестностям, я провел в обшарпанной, угловатой комнатке, в которой были втиснуты две проваленные кровати. Зарешеченное окно выходило на солнечную сторону, и дышать было чем только под утро. Вентилятор выдали за отдельную плату. Практически лежал пластом, таблетки помалу приводили в себя, но отсутствие покоя просто убивало. А еще почти над головой через забор был дельфинарий.

Два раза в день проходило часовое представление, которое я выучил наизусть. Ночью, едва засыпал, как в фанерную стену начинали долбить соседи, которые не знали, что больной человек может храпеть.

Удивил абсолютный пофигизм администрации базы, которые содрали денег за убогую крысиную нору. Отношение владельца: деньги внесены, а там вас много — можете и потерпеть! Плюс просроченный товар в буфете, харч для нищих по цене приличного обеда, постоянно грязный рукомойник и прочие прелести.

В общем, из Коктебеля я уезжал с нескрываемой радостью! Купил себе в дорогу тапки, в них и добрался до родимых мест, где в ту пору вдруг похолодало до 14 градусов. Дома проболел еще с неделю. Поначалу обещал себе обходить Коктебель стороной.

Но помалу отлегло — не стоит думать плохо о замечательном месте из-за одной паршивой базы. Так что — или в более комфортные «нумера» (которые стоят не так чтобы и дороже), или на дикий пляж со своим комфортным снаряжением. Потому как, что не говори, у Коктебеля, как у курорта, потенциал огромный!

Бронирование отелей в Ялте

Бронирование отелей в Феодосии

Бронирование отелей в Саки

Бронирование отелей в Тарханкут